Открытие VI Всемирного Фестиваля молодежи и студентов на стадионе "Лужники", 1957. Фото: Анатолий Гаранин / РИА Новости

Понятия «человечество» и равное для всех «человеческое достоинство» не описывают окружающий нас мир. Общества разделены на кланы, касты и враждующие группы, а страны враждуют между собой. У нас на глазах возвращаются границы, неприятие чужестранцев, этнических и сексуальных меньшинств.

Но у нас есть слово «человечество» и если мы его произносим, то, сами того не подозревая, предполагаем, что люди в идеале должны быть равны друг другу в своем достоинстве и вроде бы должны составлять единое сообщество. Об истории этого идеала и о его будущем написал книгу нидерландский политолог, почетный профессор истории идей Утрехтского университета Сип Стюрман (Siep Stuurman. The Invention of Humanity. Equality and Cultural Difference in World History).

Стюрман называет описываемый им процесс «изобретением» человечества и человечности. Равенство людей и человеческое достоинство не были самоочевидными истинами вплоть до середины ХХ века – в послевоенном мире их пришлось изобретать. Различия между правителем и подданным, мужчиной и женщиной, хозяином и рабом, аристократом и простолюдином, местным и чужеземцем были неотъемлемой частью социального поведения и моральных стандартов на протяжении всей известной нам истории. Вплоть до совсем недавнего времени одни страны всерьез брали на себя «цивилизаторскую миссию» по отношению к другим, «научно» оправдывали свое расовое превосходство, занимались выведением сверхчеловека и пытались расширять свое жизненное пространство.

В наши дни достоинство и равенство распространены в правовой и политической мысли, но такому положению вещей совсем немного лет. В виде документов и норм «общечеловечность» существует чуть больше ста лет, если говорить об исчезнувшем уже социалистическом интернационализме, и меньше ста лет, если говорить о достоинстве и правах человека, описанных во Всеобщей декларации ООН (об изобретении прав человека в 1940-е годы см. тут).

Источник