Фото: Павел Лисицин / РИА Новости

Прямо на наших глазах, в считанные дни жизнь нарисовала удивительную иллюстрацию к словосочетанию «человеческий фактор». Понятно, что его надо учитывать всегда – за всеми станками, штурвалами, компьютерами, за чем угодно, стоят и сидят живые люди, у людей нервы, нервы могут сдать, человек все может испортить, об этом написаны сотни книг, ничего нового. Но чтобы так наглядно и ярко – все-таки очень редкий случай, который, кажется, даже сравнить не с чем. Вот сидят в министерствах, в институтах, в Кремле и, видимо, у Кудрина умные люди – экономисты, финансисты, социологи, пиарщики. Сидят, готовят пенсионную реформу, просчитывают, что положено, анализируют риски, рисуют таблицы, графики. Все придумали, все готово, можно начинать.

И в решающий момент срабатывает человеческий фактор. Один конкретный живой человек, посвятивший восемнадцать лет выстраиванию своего образа в таком духе, чтобы все думали, что от этого человека в стране зависит буквально все, вдруг хочет, чтобы именно эту – очевидно, заведомо непопулярную и социально опасную, – реформу ни в коем случае никто не ассоциировал с этим человеком, с Владимиром Путиным.

На «прямой линии» был явно заготовленный заранее вопрос о пенсионном возрасте, тут бы Путину и сказать, что да, будем повышать, но вместо этого он ответил, что «какие меры будут предложены правительством для решения этой ключевой задачи, мы должны узнать в самое ближайшее время»; «мы должны узнать» – то есть и он, Путин, не знает, что придумали в правительстве, это его официальная позиция – не знать. И спустя неделю, когда Дмитрий Медведев объявит о проекте реформы, Дмитрий Песков скажет, что Путин не участвует в обсуждении реформы, все вопросы к правительству. Оказывается, принцип «их там нет» Путин может использовать и по отношению к самому себе – меня там нет (хотя всем понятно, что есть).

Источник