Эрдоган мечтает получить доступ к секретам русского С-500

Фото: Алексей Павлишак/ТАСС

Президент Турции Реджеп Эрдоган намерен производить совместно с Россией новейшие зенитные ракетные системы С-500. Об этом он рассказал в интервью телеканалу 24 TV. По словам турецкого лидера, он сделал такое предложение в ходе беседы с Владимиром Путиным. О том, что ответил президент России, Эрдоган умолчал.

Похоже, Анкара удовлетворена сотрудничеством с Москвой в сфере ПВО и желает его развития. «Россия предоставила нам кредит по С-400 на очень приемлемых условиях. На втором и третьем этапах мы приступим к коллективному производству» — напомнил турецкий лидер.

Контракт на поставку в Турцию четырех дивизионов С-400 был подписан еще в сентябре 2017 года. Общая сумма сделки — 2,5 млрд долларов, из которой более половины была покрыта российским кредитом. Производство закупленных систем планируется завершить в мае 2019 года.

В НАТО раскритиковали эту сделку, заявив, что решение Турции помешает ей стать частью единой системы противовоздушной обороны альянса. В ответ Анкара объяснила, что обратились к России, так как не смогла получить системы ПВО от стран альянса, членом которого является Турция.

Очевидно, что появление на вооружении Турции С-500 усилило бы ее позиции и как участника НАТО, и как независимого политического игрока. Восторженная оценка, которую дали С-500 американские СМИ, искушает Эрдогана использовать ее в своей политической торговле с США.

Вот только выгодно ли это России? По мнению колумниста «СП» Эдуарда Лимонова, Кремль зря вооружает Анкару.

«Россия ведет себя я бы сказал шизофренически в случае Сирии и Турции. Турция захватила территорию Северной Сирии, а Россия хочет оставаться со странами-врагами в отношениях, что и есть шизофрения. С-400 при этом проданы Турции, а С-300 поставлены Сирии, а?» — резонно спрашивает Лимонов.

— Турки просят С-500, скорее всего, по незнанию, — говорит военный эксперт, редактор портала Military Russia Дмитрий Корнев. — Поскольку С-500 пока не принята на вооружение даже в России поставлять такую систему на экспорт не будут.

«СП»: — Какую «такую»?

— В С-500 кардинально изменится электронная начинка, радиолокационные станции. Это необходимо, в частности, для работы по гиперзвуковым целям. Боекомплект частично сохранится — ракеты, пусть и улучшенные останутся те же. Пусковые установки тоже останутся. Думаю, еще 5−8 лет С-500 на экспорт поставлять не будут.

«СП»: — Тем не менее, многие в России удивлены поставками наших систем ПВО в Турцию — страну НАТО, с которой Россия воевала всю свою историю…

— В случае поставок российских систем ПВО Турции некоторые опасения могут иметь под собой основания. Но надо иметь ввиду, что обычно на экспорт поставляются системы с несколько упрощенными и обрезанными возможностями. Хотя бывают и казусы…

«СП»: — Например?

— Когда в 1970-е годы поставляли танки в Египет, забыли удалить из документации информацию о самых современных выстрелах, существовавших для этих танков. Из-за этого египтяне поняли, что им поставили не совсем свежую технику.

«СП»: — Какие системные меры, позволяющие не беспокоиться о передаче военных секретов потенциальному противнику, предпринимает Россия?

— Для этого и поставляют пониженные версии вооружений. Та же С-400, которая разрабатывалась в 1990-е, в начале 2000-х, стоит на вооружении уже достаточно много лет и поэтому отчасти морально устарела. Те системы, которые разворачиваются у нас, могут иметь уже обновленное программное обеспечение, конечное оборудование — прежде всего электронно-вычислительную технику, и за счет этого очень сильно отличаться от того базового набора, который поставляется на экспорт. Это общий принцип. Он касается и зенитно-ракетных систем, тем более, что программное обеспечение для них — весьма важная функциональная часть, а менять его можно хоть каждый день.

«СП»: — За этими вещами кто-то следит?

— Вообще, за этим должно следить Минобороны и производитель, который определяет комплектность поставок и защищает свои и государственные секреты. В этой схеме Рособоронэкспорт является продавцом, а Минобороны — заказчиком с нашей стороны.

«СП»: — Возможно ли технически обезопасить поставляемые системы ПВО для страны-экспортера?

— Теоретически возможна закладка в системы ПВО каких-то «жучков», которые в случае войны можно будет активировать. Но надо понимать, что как только станет известно, что в продаваемой технике стоят такие жучки, то этому государству нечего будет делать на мировом рынке оружия. Никто с ним работать не будет. Кстати, все разговоры о том, что подобные «закладки» есть в программном обеспечении компьютеров малоубедительны для специалистов.

«СП»: — Могут ли поставляемые Турции С-400, а возможно в перспективе и С-500, быть применены против российских самолетов, ракет и т. п.

— Скорее всего поставляемые Россией комплексы ПВО будут работать с турецкой системой госопознавания. Каждая страна с 1950-х годов имеет такую систему. На каждом военном самолете стоит ответчик — небольшая радиостанция, которая при получении сигнала «кто ты?» сообщает «я такой-то». И если этот сигнал идет от своей станции, то этот ответ один, а если от чужой станции, то другой или его может просто не быть. Либо в военное время сигнала не будет, а в мирное будет. Эта система так и называется — «свой-чужой».

И у каждого государства, каждого военного блока, НАТО или раньше Варшавского договора, свои коды, своя система «свой-чужой» и свое оригинальное оборудование для нее. Насколько я понимаю, никто не даст это оборудование нам на российский завод-производитель комплексов ПВО, а скорее дадут некие требования. Мол, нужен такой-то разъем для подключения системы «свой-чужой». Наличие такой системы гарантирует, что и наши самолеты будут восприниматься турецкими ПВО как чужие.

«СП»: — И, возможно, будут атакованы…

— Тут, наверное, придется брать другим. Раз мы поставляем систему С-400 в Турцию наша ударная авиация должна уметь ее преодолевать.

По мнению директора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрия Егорченкова, система С-500 нужна турецкому президенту в большей степени как политический аргумент.

— Для Эрдогана важны не столько сама система С-500, которые даже в России еще не стоят на вооружении, а возможность шантажировать этими виртуальными комплексами своих партнеров в Европе и прежде всего в США. Недаром президент Турции открыто признался, что начал переговоры с Россией по поводу С-400 только после того, как американцы длительное время отказывали ему в поставках подобных систем для защиты турецкого воздушного пространства.

При этом он понимает, что в современном изменчивом мире лучше подстраховаться, не складывать все яйца в одну корзину, и не основывать систему безопасности государства исключительно на одном силовом векторе — американском. Лучше заручиться поддержкой других крупных международных игроков, в данном случае России.

«СП»: — Но российские системы ПВО — не дешевое удовольствие. Что скажет турецкий народ?

— Это важно и для внутриполитической сцены тоже. Эрдоган таким образом показывает себя как решительного политика, способного на серьезное противостояние с теми же США, думающего о развитии собственной военной промышленности. Эта тема, кстати, в Турции очень популярна. Там стараются быть независимыми от других стран — есть проекты собственного танка, другой военной техники. Для Эрдогана этот силовой вектор важен в плане поддержки его избирателями. Ведь сейчас в Турции идет очередная избирательная кампания.

«СП»: — Армия в Турции со времен Ататюрка политически довольно сильная…

— В современной Турции уже не так, как было лет 20−30 назад, но армия там по-прежнему один из системообразующих кластеров турецкого общества. Военные — одни из наиболее организованных, образованных и европеизированных его представителей. Поэтому при всем недоверии Эрдогана к армейским структурам поддержка армии крайне важна для него как для политического лидера.

Новости по теме: «Это не наша работа»: НАТО не будет помогать Израилю в случае нападения Ирана