Майкл Макфол во время посещения Музея современной истории России, 2012 год. Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

В 1988 году 25-летний уроженец штата Монтана, писавший в Оксфорде свою диссертацию о советской помощи революционным движениям на Юге Африки, приехал в Москву собирать материал для научной работы. В Институте Африки Академии наук его встретил холодный прием со стороны выходцев из спецслужб, зато там он познакомился с русской женщиной Таней, которая отнеслась к нему более благосклонно. После совместных прогулок вокруг Патриарших прудов Таня предложила своему новому знакомому обратить внимание не на африканских, а на российских революционеров и представила его активистам тогда нарождавшейся оппозиции – «Демократического союза». Посещение перестроечных митингов и демократических тусовок настолько впечатлило аспиранта, что он с трудом закончил работу над диссертацией по прежней теме и вскоре полностью переключился на Россию, которой посвятил свою профессиональную и политическую карьеру. Так Майкл Макфол стал специалистом по российской политике и, пожалуй, наиболее известным американцем из числа тех, кто занимается изучением современности нашей страны. В 2012–2014 годах он занимал пост американского посла в России. Его недавно опубликованные мемуары From Cold War to Hot Peace: The Inside Story of Russia and America стали интересным источником по современной истории российско-американских отношений, а также дают интересные ответы на вопрос о том, почему демократизация нашей страны, о которой мечтали российские друзья Макфола в конце 1980-х годов, не только не состоялась, но и была повернута вспять, почему сегодня Россия отстоит от идеалов политических свобод едва ли не дальше, чем тридцать лет назад, а сам Макфол теперь официально не вправе въехать в Россию даже как турист.

По меркам американской академии Макфол (ныне он работает директором Центра международных исследований в Стэнфорде) – весьма необычный политолог. В отличие от большинства своих коллег, университетских профессоров, он не только пишет книги и статьи, но и весьма активно присутствует в СМИ и в многочисленных публичных дебатах. Макфол также является горячим сторонником «продвижения демократии» – популярного в 1990-е – начале 2000-х годов подхода, согласно которому западная помощь в установлении и укреплении демократических режимов в различных странах служит главной гарантией их прогресса и успешного развития. Набор техник «продвижения демократии» довольно широк (регулярные контакты и консультации, помощь в реализации политических и институциональных реформ, информационная поддержка, а иногда и прямое или косвенное вмешательство в управление некоторыми странами), однако специалисты расходятся в оценках масштабов влияния «продвижения демократии» на развитие тех или иных стран и в оценках его последствий – слишком уж различны они оказались в самых разных политических контекстах. Почему же «продвижение демократии» в России потерпело неудачу, несмотря на многочисленные усилия, которые приложил Макфол в качестве сотрудника фонда Карнеги, советника Барака Обамы и, наконец, посла в России?

Источник