Союз машиностроителей Германии: позиции в России <span id=снижаются, но мы держим руку на пульсе" />

Недавно завершившаяся международная строительная выставка Bauma CTT Russia — это повод поговорить о положении дел у немецких производителей стройтехники и оборудования на российском рынке. Интервью со Свеном Флассхоффом, Руководителем представительства Союза машиностроителей Германии в России.

— Расскажите, пожалуйста, скольких производителей строительной техники и оборудования объединяет ваша организация?

— Если смотреть по всем отраслям машиностроения, то наш союз объединяет 3 200 членов. Это компании, которые имеют свое производство, и в основном они расположены в Германии, однако 10% приходится на другие страны Евросоюза. Более 300-т компаний работает в области строительной техники или оборудования для производства строительных материалов.

Союз машиностроителей Германии: позиции в России снижаются, но мы держим руку на пульсе

— Какую долю на российском рынке занимают эти 300 компаний?

— В России своими дочерними структурами представлено где-то 70-75 предприятий. Еще несколько компаний работают через официальных дистрибьюторов. Часть же – напрямую из Германии осуществляют здесь сбыт и маркетинг.

Мне кажется, что лидирующую позицию по объемам экспорта занимают сейчас наши китайские коллеги. Раньше было по-другому, раньше Германия была на первом месте. Но сейчас положение несколько изменилось, и китайские коллеги вышли на первый план.

А какую долю на рынке во всей отрасли строительной техники занимают немецкие производители, мне сложно судить, потому что общий объем рынка строительной техники определить не так легко. Но мне кажется, это где-то 15-20%.

— Сегодня производители из разных стран борются за рынок в России. Назовите основных конкурентов, помимо производителей из Китая, для немецких производителей и поставщиков строительной техники?

— Во всех странах за рынок борются и отечественные производители, и иностранные. В России сильные позиции в области строительной техники занимают Китай, Япония, Германия. Все остальные поставщики по объемам уступают этим трем игрокам.

Союз машиностроителей Германии: позиции в России снижаются, но мы держим руку на пульсе

— Вы, как структура, которая консультирует немецкие компании, помогает им выстроить эффективную модель для развития бизнеса в нашей стране, какую тактику советуете — в условиях, когда курс рубля по отношению к евро дешевеет?

— Курсы меняются во всех странах. То, что произошло у вас в 2014-ом — это, конечно, не такое частое явление. Но что-то советовать, в принципе, нельзя, потому что нет недорогих инструментов, чтобы компенсировать это падение. Единственный совет, который можно дать – продолжать работу на этом рынке, присутствовать, развивать маркетинг, сбыт и просто спокойно смотреть в будущее. Какие-то временные кризисы приходят и уходят, а рынок, он здесь будет всегда.

— И тем не менее, многие иностранные производители стараются открыть производство в России, поучаствовать в уставном капитале организаций, которые напрямую иностранными и не кажутся. Существует ли такая тенденция среди членов вашего союза?

 — Я такой тенденции, что многие иностранные производители строительной техники стараются открыть свое производство в России, не вижу. Не только по отношению к немецким производителям, это касается и японских, китайских компаний. Потому что особой экономической выгоды от производства в России, может быть, и нет. Дело в том, что здесь еще недостаточно развита компонентная база. Все равно приходится завозить многие ключевые компоненты из-за границы — поэтому компенсировать падение курса с помощью локализации не удается.

Я согласен с тем, что те, кто применяют наше оборудование для производства стройматериалов, стараются локализовать здесь свое производство. И, безусловно, будут развивать здесь производство строительных материалов и дальше. Это правильно и имеет огромный смысл. Для таких предприятий экономическая выгода очевидна. Но у производителей техники ситуация немножко другая.

Союз машиностроителей Германии: позиции в России снижаются, но мы держим руку на пульсе

— Ваша организация, кроме всего прочего, занимается продвижением изменений в сводах правил и других нормативах, регулирующих отрасль стройоборудования. На Западе это называется лоббированием. Расскажите, чего удалось достичь в последнее время.

— В плане технического регулирования, стандартизации проводится огромная работа. Но это, в основном, в Европейском Союзе. Вы называете это лоббированием. Это звучит немного сомнительно. На самом деле, ничего сомнительного в этом нет. Наоборот, те структуры, которые занимаются разработкой технических регламентов и стандартов, благодарны, если промышленность участвует в этом процессе. Потому что специфическое техническое ноу-хау не всегда представлено в госорганах.

И здесь речь не о том, чтобы создавать какие-то льготные условия, чтобы какие-то определенные производители могли что-то выпускать, а просто, чтобы та нормативная база, которая есть, соответствовала реалиям жизни, и не тормозила производство.

В России мы представлены маленьким офисом. Конечно, следим за развитием нормативной базы, особенно в области технического регулирования, но мы здесь гости, и как иностранный союз каким-то особым лоббизмом не занимаемся. Для этого есть прекрасные отраслевые российские объединения.

— Поскольку анализ рынка является приоритетным направлением деятельности Союза, расскажите, при помощи каких инструментов вы собираете для клиентов необходимую информацию?

 — Следить за развитием ситуации на рыке – это одна из наших главных задач, вы правы. Один из важных источников – это статистическая база данных нашего же союза. У нас есть хорошо развитая база по внешней торговле между всеми странами в мире. С разбивкой по разным отраслям — и не только по отраслям, но и по отдельным группам товаров. Мы можем проследить за развитием экспорта экскаваторов из Китая во Вьетнам за последние десять лет, например.

Второй источник – это всевозможные отраслевые журналы, интернет. И еще один вариант получения необходимых сведений: у вас в России серьезно развита цифровизация госуправления. Существуют официальные базы данных с информацией обо всех юридических лицах, с обширными экономическими выкладками. У нас в Германии таких баз на сегодняшний день еще нет.

— А может, такая закрытость, в какой-то мере, необходима?

— Не думаю, что это делается по соображениям национальной безопасности. У нас в Германии все достаточно крупные юридические лица обязаны публиковать свою годовую отчетность. И в принципе, получить доступ к этой отчетности можно, но для этого потребуется обратиться непосредственно в тот город, где зарегистрирована компания. Это создает определенные сложности.

А вот общей базы данных, когда можно купить доступ к информации по всем предприятиям и анализировать их прямо из офиса – у нас в Германии, к сожалению, нет. Есть фирмы, которые предоставляют такие услуги. Но они берут плату за каждую компанию.

— Сравнивая разные страны и присутствие в них немецких производителей, скажите, какое место — по эффективности капиталовложений, легкости процедуры открытия своего дела, самого ведения бизнеса – занимает Россия?

— Россия, в плане рамочных условий, — это показывают и различные бизнес-рейтинги – за последние 15 лет развивалась в лучшую сторону. Единственное, что тормозит немецких производителей техники – и это причина того, что пока еще не все немецкие участники машинного бизнеса сюда пришли – это объем рынка. Потому что, в целом, российский рынок, конечно, впечатляет. Но если смотреть на конкретную нишу, её объем может и не быть достаточным для того, чтобы открыть здесь производство.

— Мы затронули платежеспособный спрос, который и характеризует объем того или иного сегмента. Многие наблюдают здесь падение — а как Вы смотрите на эту проблему?

— Проблема не в том, что здесь какой-то особый кризис или что платежеспособность покупателей за последние годы в России резко уменьшилась. То, что объем рынка в каких-то конкретных нишах недостаточно велик, — было ясно и до 2014 года.

Насчет падения общего спроса на строительную технику. Да, в 2014-2015 году мы видели резкое падение. Но начиная с 2016 года, когда в других отраслях еще ощущался кризис, спрос на строительную технику, особенно из Германии, начал расти. И в 2016-м, и в 2017-м годах мы уже отмечали значительный рост экспорта строительной техники из Германии в Россию.

— И все же хотел бы попросить Вас обозначить основную проблему, с которой сталкиваются немецкие производители в России?

— Вопрос, который волнует многих иностранных производителей – это политика импортозамещения. Причем не сама цель – то, что нужно больше собственного производства в стране, это очень хорошая цель, и любое правительство во всем мире должно идти в этом направлении. Производителей волнуют некоторые пути, которые были выбраны по достижению этой цели.

В качестве одного из примеров я могу назвать утилизационный сбор на строительную технику — это вопрос, волнующий многих. Сбор привел к резкому удорожанию техники, и можно ожидать, что это скажется на продажах.

— Неужели в Германии не существует аналогичных сборов?

— Не существует. Там есть жесткие правила по утилизации техники, и нельзя просто выбросить экскаватор в лес. За это сильно штрафуют, за этим следят. И все свою строительную технику утилизуют. Здесь нужно понимать, что, в принципе, саму идею охраны окружающей среды никто не критикует. Но величина этого сбора некоторым может казаться чрезмерно высокой — когда за какой-то самосвал нужно платить 20-30 тыс. евро! Возникает вопрос, а стоит ли утилизация этих денег?

— Вы много времени проводите в России, удалось ли за это время познакомиться с культурой страны?

— Если суммировать, я 13 лет своей жизни провел в России. Впервые, кстати, с 1989 по 1995-й год, — и потом много работал то здесь, то там. За это время мне удалось попутешествовать по России и познакомиться с культурой.

Если говорить об архитектуре, мне очень нравится Санкт-Петербург. Когда я там, и у меня назначена встреча за 2-3 км от отеля – нет и мысли вызвать такси или проехаться на общественном транспорте. Я обычно иду пешком — и наслаждаюсь видами этого прекрасного города.

— И последний вопрос. Наши народы всегда стремились сохранить добрососедские отношения – очень многие пытались их разрушить, и тем не менее, Россия и Германия снова плотно взаимодействуют. Может, несмотря на все стереотипы, есть в нас что-то схожее?

— Мне кажется, наши народы очень близки друг другу. В 2012-м году я был в Москве на совместной выставке «Россия и Германия: тысяча лет вместе». И там было представлено множество примеров тому, как мы общались 500-600 лет назад. Как позже немецкие специалисты налаживали работу предприятий, участвовали в развитии экономики. И с другой стороны, какой вклад внесли российские инженеры в экономику Германии. А какие у нас есть общие черты в характере, мне, как инженеру, судить сложно.

Беседу вел Петр ЛАРИН

Источник